Санкт-Петербург

+7(921) 184-47-27
tagishev@gmail.com
\\

orig-600x3381476965779labaratoriyaonkogenylekarstvo-ot-raka-1476965759Обращение правительства России к фармацевтическим компаниям с просьбой о снижении цен на передовые лекарства, похоже, будет удовлетворено со стороны Биотехнологическая компания BIOCAD. Благодаря ее стратегии, российские лекарства от рака упадут в цене почти в два раза уже в конце октября 2016 года. Соответственно, лечение станет доступнее для 14 тысяч пациентов. Об этом сообщил генеральный директор компании Дмитрий Морозов.

Снижение стоимости «грозит» группе биоаналогов для лечения рака на основе моноклональных антител: ритуксимаб, бевацизумаб и трастузумаб. Эти препараты эксперты называют золотым стандартом терапии тяжелых онкозаболеваний.

Стоимость препарата, применяемого для лечения рака кишечника, легкого, яичников или почки упадет на 20%, а падение цены на 15% на препарат для лечения рака молочной железы даст 30% разницы с оригиналом.

Отметим, что раньше поставки оригинальных лекарств производились только за счет средств госбюджета и только у зарубежных производителей. По различным оценкам, только в прошлом году на приобретение двух зарубежных препаратов для лечения самых распространенных онкозаболеваний – молочной железы, желудка и дыхательной системы в России было потрачено более 9 млрд рублей.

Между тем, лечение в том же 2015 году было показано более чем 40 тысячам россиян, из которых обеспечены лекарствами оказались только 4%.

За счет чего достигается удешевление товаров?

К этому решению компания шла давно, постепенное и планомерное уменьшение стоимости высокотехнологичных препаратов. Это дает гораздо больший охват пациентов.

Есть две распространенные коммерческие модели по работе с препаратами. Первая построена на том, что передовые препараты продаются по высокой цене как эксклюзивное лечение. Так компания окупает свои затраты, но доступ к новому лекарству получают немногие. Другой подход, которого придерживается BIOCAD, делать сложные  высокотехнологичные лекарства доступными как можно большему количеству пациентов, тогда на выходе получается тот же оборот как при завышенных ценах на лекарства.

Эта модель успешна коммерчески, и при этом обеспечивает передовой терапией сразу много больных. Гибкая производственная модель позволяет покрыть 100% потребность российских пациентов в данных препаратах. В связи с этим, компания решила ставить приоритетом не цену, а количество обеспеченных препаратами пациентов. Величина снижения считается из потребности рынка и затрат компании.

Останется ли качество товара после снижения стоимости аналогичным сегодняшнему?

Снижения качества не будет, так как окупаемость достигается именно за счет увеличения объемов производства. Мы рассчитываем на долгосрочный период, выводя свои препараты на рынок, а не на краткосрочное получение прибыли.  Исходя из количества необеспеченных пациентов и эффективности данных препаратов, мы считаем, что потенциал продаж составляет более 5 лет.

Почему вы не начали заниматься этим раньше?

Наша компания постепенно наращивает производственные мощности, чтобы обеспечить пациентов препаратами. Сейчас у нас работают два завода в Москве, а в 2014 году был запущена еще одна производственная площадка, но уже в Санкт-Петербурге. Сейчас к строительству в Северной столице готовится еще один производственный комплекс.

Как на снижение стоимости лекарств отреагирует рынок?

Все больше российских препаратов будет в секторе высокотехнологичных лекарств по доступной цене для пациентов. Импортные производители за последние несколько лет уже потеряли большой рынок. Например, изменилось соотношение импортных и российских препаратов в программе «7 нозологий», где за счет государственного финансирования покупаются самые дорогостоящие лекарства. В рамках программы стоимость одной упаковки может быть 30-40 тыс., а курс лечения в год около 1 млн руб. на одного пациента. Это больные с редкими заболеваниями: гемофилия, рак крови и лимфы, рассеянный склероз, муковисцидоз, гипофизарный нанизм, болезнь Гоше, после трансплантации органов и тканей. Если всего несколько лет назад доля российских лекарств в программе «7 нозологий» была 7-9%, то теперь уже 23-25%.

Когда на прилавки аптек поступят препараты по сниженной стоимости?

Сниженные цены поданы на рассмотрение в Минздрав, и решение о приеме цен примет государство. Когда лекарства по обновленным ценам поступят на прилавки аптек тоже решает государство.

Невские новости